Автор

Екатерина Рыбакова: «Каждый человек имеет право быть таким, какой он есть»

Екатерина Рыбакова: «Каждый человек имеет право быть таким, какой он есть»

Сегодня хотим вам представить Екатерину Рыбакову — создательницу Рыбаков фонда и маму четверых детей. Мы поговорили с ней о том, какие задачи ставит перед собой Фонд, чем он помогает подрастающему поколению и как совмещать такую большую работу с материнством.

— Здравствуйте, Екатерина! Расскажите немного о деятельности вашей организации? Как появилась идея создать «Рыбаков Фонд»? 

— Как появился фонд? Это наша с мужем инициатива. Она возникла, когда предыдущая наша деятельность утратила актуальность для нас. Игорь — мой муж —  занимался бизнесом и был очень вовлечён в управление. Я занималась домом и воспитывала детей. Пока они были маленькие, это занимало всё моё внимание. Но когда дети подросли, начали ходить в школу, возникло ощущение, вернее потребность, что-то в жизни поменять. Что-то, что придавало бы ей новый смысл. Мы не понимали пока, что это будет, искали. Это время было непростое для каждого из нас.

Как-то Игорь побывал в Сколково, где выступал Оскар Хартманн. После они познакомились — просидели несколько часов, общались тет-а-тет. Оскар рассказал Игорю о своей филантропической деятельности: он тогда уже создал «Фонд Русской Экономики», который занимался поддержкой талантливых студентов — лидеров, начинающих предпринимателей. Мы решили поддержать этот проект, а также запустить ряд других инициатив, направленных на развитие и популяризацию предпринимательства и предпринимательского мышления. 

Так мы основали фонд и начали создавать различные проекты, программы. Некоторые из них не взлетели, но некоторые успешно развиваются и сейчас, уже автономно, живут своей жизнью и мы поддерживаем с ними партнерские отношения. Это бизнес-клуб «Эквиум», «Преактум» — кубок по предпринимательству  для студентов и старших школьников. Ещё у нас есть чудесный проект «PRO-Женщин», посвящённый самореализации женщин: это открытое самоорганизующееся сообщество, где женщины объединяются для совместной поддержки, мотивации и движения к своим целям. Оно привлекает тех женщин, которые находятся на определённом этапе жизненного пути, когда происходит трансформация и поиск новой себя. Именно тогда женщина больше всего нуждается в поддержке других женщин.

Начав заниматься темой предпринимательства, мы стремились показать людям — то, что нам — каждому на своём месте и всем вместе как обществу — не нравится, мы можем изменить. Мы хотим лучшего для себя, своих семей, своей страны, а значит мы можем использовать свои силы, потенциал, интеллект, волю, характер и энергию для того, чтобы сделать то, что нам будет нравиться. Для этого необходимо задействовать партнёрский потенциал и силу сообществ. 

Эта идея нашла отражение в нашей миссии: формировать традицию развития социума своими руками. Практикуя такой подход, мы можем превратить его в навык, а развивать этот навык лучше начинать раньше — со школьного возраста, даже с дошкольного. Так мы пришли к теме образования.

В применении к школе эта идея звучит так: школа — это центр социума! Школа может стать открытой, и мы показываем школьному и педагогическому сообществу, как развивать партнёрские связи с социумом, как сделать так, чтобы у школы появились партнёры, патроны — те люди, которые помогают и участвуют в создании социально-образовательной среды. Такая среда приобретает другое свойство: она больше ориентирована на качество человеческого взаимодействия и взаимоотношений, там нет места агрессии и насилию. Школа уходит от доминирования — принципа, на котором строятся отношения в закрытой школе.

— Да, я с вами согласна!

— Как только появляются партнёрские связи, люди начинают договариваться и сотрудничать — создавать коллаборации. Так возникает среда, в которой дети могут научиться этим навыкам XXI века — постановке цели, командной работе, уверенности в своих силах, творчеству и созиданию. Для того чтобы дети учились навыкам, нужны не уроки про навыки, нужна соответствующая среда, как поле опыта. Эти знания — не велосипед, который мы изобрели — это уже известно. Мы, взрослые — все, а не только учителя школ — должны создавать такую среду.

В итоге работы команды фонда у нас появилась концепция «Школа — центр социума». Это обоснованная и логически выверенная модель. Примеры таких школ — мы их видим, они есть. Они показывают, что в одних и тех же или схожих социально-экономических условиях разные школы показывают разное качество образования и оно зависит именно от наличия у школы партнёрского потенциала, от качества взаимоотношений и взаимодействия.

— Как вы считаете, получается ли у вас обеспечить качественное образование для всех? Есть какие-то особо успешные проекты?

— Обеспечить качественное образование для всех — это четвёртая цель устойчивого развития ООН. Эту цель мы можем достичь только всем миром. Мы вносим свой вклад по мере сил и способностей.

— Возможно, были какие-то особо успешные сотрудничества со школами? 

— Мы привлекаем к сотрудничеству школы и педагогов путём проведения конкурсов, которые объединяют не только учителей, но и учеников, родителей и выпускников. Один из конкурсов, которые мы проводим — конкурс имени Л. С. Выготского для педагогов детских садов. 

В нашем конкурсе «Школа» Рыбаков Фонда заявку подаёт и участвует не один человек, например, директор, а целая школьная команда. Но есть и специальная номинация «iУчитель», где учитель сам подаёт свой проект и представляет в заявке результат своей деятельности. Нам удалось собрать очень сильный состав экспертов и понятные критерии для оценки заявок. 

В формировании школьного сообщества мы видим ключевую роль выпускников, потому что, когда выпускники зримо или незримо присутствуют в школе, меняется горизонт видения школой своих целей. Сегодня очень часто для педагогического коллектива горизонтом являются выпускные экзамены. Они видят путь взаимодействия с учеником так: довести до экзаменов, сдать их, выпустить и расстаться. Выпускник никогда не вернётся в школу и никогда школа не узнает о том, что с ним стало и кем он стал. Так строит отношения со своей школой большинство из нас — очень мало тех, кто думает, что его жизненный успех связан со школой, а ведь все мы выпускники своих школ! Очень мало кто чувствует благодарность. Это происходит не потому, что школы плохие, а потому, что просто нам не заложили этот вектор. Если учитель начнёт об этом думать, он может увидеть в ученике не только того, кто сдаст экзамен и уйдёт из школы навсегда, но и того, кто потом, достигнув самореализации и жизненного успеха, в этом успехе будет признавать роль школы. Если сегодня учитель так мыслит, общаясь с учеником, то он по-другому выстраивает взаимоотношения. Это происходит сразу же, почти само собой, как только меняется горизонт видения педагогов в школе.

Как в школьных сообществах ключевая роль у выпускников, так и в командах, которые подают заявки на наш конкурс, мы очень хотим видеть именно выпускников. Помимо того, что выпускник — это ролевая модель для учеников и надежда для родителей, это главная цель и средство школы — у нас очень много примеров, когда выпускники начинают патронировать и всячески поддерживать свои школы, в том числе и материально. Но мы стараемся показать школам, что главный ресурс — это люди, сообщество, а деньги — это следствие. Постепенно получается. 

Мы сделали онлайн-курс на «Фоксфорде» для участников нашего конкурса, но также любая школа может подключиться. На этот курс зарегистрировалось 3800 школ, это наш успех.

— На каких людей курс рассчитан? Как его пройти?

— Мы придумали и запустили этот курс для тех школ, которые заинтересовались нашей идеей, в этом направлении мыслят и уже действуют — делают какие-то шаги. Там есть много полезной информации, каждая тема — это отдельный модуль. Вся информация структурирована и преподнесена пошагово. Главная особенность курса — практические задания. Благодаря этому его легче усвоить и применить на практике — результат достигается быстрее.

— Курс направлен на то, чтобы его проходили и задания выполняли не только учителя, но и ученики?

— Да, целые школьные команды! Именно эти задания позволяют шаг за шагом пройти путь формирования сообщества. 

— Про какой проект вы ещё хотите рассказать?

— «Rybakov Prize». Это премия, в которой Татьяна Владимировна Бакальчук участвовала, войдя в состав жюри. Подготовка и проведение премии заняли у нас целый год — это время от идеи до реализации. Была проведена колоссальная работа, я очень довольна результатом. И сейчас мы уже работаем над премией следующего года.

Мы создали наш фонд как частную семейную филантропическую инициативу. Это не часть корпоративной социальной ответственности бизнеса, это наше личное решение. То есть мы тратим деньги семьи, а не компании. Когда мы начинали этим заниматься, нам казалось, что таких, как мы — немного. Но потом мы увидели, что это не так, что людей, проявляющих инициативу для улучшения качества жизни всего общества, уже много. Но этих людей никто не видит, не знает, о них мало говорят. Они сами часто предпочитают держаться в тени и вести свою деятельность не публично. Все эти люди достойны того, чтобы о них узнали. И наше общество выиграет, если таких людей станет ещё больше.

Мы задумали международную премию для филантропов и меценатов в сфере образования. Для участия в первой же премии мы получили 450 заявок, из них половина — российские, половина — международные. Гран-при — миллион долларов, и ещё две номинации по сто тысяч долларов. Главная премия предназначена для долгосрочной поддержки деятельности той организации, которую патронирует победитель, через создание эндаумента — фонда целевого капитала. 

В этом году обладателем гран-при стал меценат Абдулжелил Абдулкеримов — крупный бизнесмен и предприниматель из Дагестана. Он создаёт просветительский центр «Люминари» для детей в дагестанском селе Хрюг. Этот проект обеспечивает равный доступ к качественному образованию детишкам в отдалённых районах горного Дагестана, где других возможностей у них просто нет. Это их шанс и возможность социального лифта.

Такой проект, как «Люминари» — прекрасная ролевая модель для нас, в том смысле, что он может быть успешно масштабирован, а именно в этом заключается цель нашей поддержки. 

— Трудно, наверное, выбирать финалистов?

— Самим выбирать было бы очень трудно. Для этого мы собрали отборочный комитет, привлекли сильнейших экспертов из сферы образования и некоммерческих организаций. Их силами сформировали шорт-лист. В нём было 16 номинантов, все они стали лауреатами нашей премии. Из 16 лауреатов звёздное международное жюри выбрало победителей. Второго февраля этого года состоялась церемония вручения премии в Доме Пашкова на Боровицкой. Мы очень довольны тем, как всё прошло. 

— У вас четверо детей. Расскажите, пожалуйста, как в вашей семье распределяются обязанности?

— У нас, конечно, есть помощники по хозяйству. Когда дети были маленькие, была няня, помогали бабушки. А готовить я люблю сама и стараюсь к этому привлекать детей по мере их возможностей. Если я прошу их в чём-то помочь или зову поучаствовать, они откликаются. Бывает, прошу их сходить в магазин. 

— Дети привлечены к бытовым обязанностям?

— Я не скажу, что сильно, но в какой-то степени — да. Я вижу в этом возможность для них получить опыт, сформировать представления о реальной жизни, научиться о себе заботиться. 

— Как у вас получается быть президентом фонда и воспитывать четверых детей? Может быть, есть какие-то секреты для наших читателей?

— Я не верю в воспитание, как в какой-то осознаваемый процесс. Нет такого, что я сейчас поработала, потом пришла домой и повоспитывала детей. Их воспитывает среда, которую мы создаём, включая и нашу работу, и общественную деятельность. Они сами, как губки, впитывают все ценности и установки, глядя на нас, на то, что мы делаем, на то, как мы живём. Мне кажется, всё, что нужно было и что мы могли сделать для воспитания, мы уже сделали. Мы создали среду. Другого воспитания у нас нет. 

— А какая это среда? Её можно как-то охарактеризовать?

— Я надеюсь, что эта среда в меру даёт им свободу выбирать, предоставляет им ситуации, где они могут почувствовать ответственность за свой выбор, за результат и цели, которые они себе ставят. Одним словом, всё в меру. У меня нет чувства, что мы супер-родители и создали какую-то идеальную среду. Я, конечно, осознаю, где мои ошибки и упущения. Нимба над головой у меня нет.

— Как вы считаете, есть ли какие-то секреты, как сохранить мир в большой семье, где у каждого свой характер?

— Мне помогает думать о том, что каждый человек имеет право быть таким, какой он есть. Никто не должен отвечать чьим-то ожиданиям, то есть меньше ожиданий — меньше конкуренции, выяснения того, кто прав. Между мужем и женой, между братьями и сёстрами. Как только возникает конкуренция, появляется почва для конфликта. Это само по себе неплохо, но если я это вижу, значит, я могу с этим взаимодействовать, могу где-то избежать ненужного конфликта, а где-то бывает надо за свою точку зрения постоять. В ссоре очень помогает задать себе вопрос — хочу ли я быть правой или счастливой?

— Что или кто вас вдохновляет?

— В первую очередь, конечно, Игорь. Он очень вдохновляющий. А ещё творчество, дети, семья, дальше наша страна и весь мир, конечно.

— Здорово! Спасибо, Екатерина!

Материал подготовлен при поддержке

Автор

Вам может быть интересно