Фонд «Арифметика добра». Приёмное родительство — от мифов к реальности

Фонд «Арифметика добра». Приёмное родительство — от мифов к реальности

Мы продолжаем знакомить читателей WB Kids с людьми, которые связаны с миром детей. Сегодня представляем вам сотрудниц благотворительного фонда «Арифметика добра» — Диану Машкову и Светлану Строганову.

Диана Машкова — руководитель направления «Просвещение» в фонде, мама, в том числе приёмных детей.

Светлана Строганова — руководитель клуба приёмных семей фонда, мама шести детей, в том числе приёмных и с особенностями развития.

Расскажите нашим читателям о фонде «Арифметика добра» — чем он занимается и в чём его особенности?

Диана: Фонд основал Роман Авдеев в 2014 году. Роман Иванович — усыновитель, у него 17 приёмных детей, а всего 23 ребёнка. В течение нескольких лет он ездил помогать детским домам, но потом понял, что материальные вещи — игрушки, продукты не меняют жизни детей.  Он начал усыновлять, но дальше, как я для себя это вижу, наступил лимит — всех не усыновишь. Тогда был создан фонд, который помогает детям находить семьи, готовит семьи для детей и помогает тем воспитанникам детских домов, у которых родителей пока нет. Они плохо социализируются, поэтому им нужна помощь с адаптацией и образованием.

Светлана: Фонд специализируется на помощи не всем детям-сиротам — мы работаем только с подростками. Отказниками бывают и маленькие дети, но их берут в семью гораздо охотнее, и деньги для них собрать легче. А подростков в банке данных сирот 80%, к сожалению, но для них сложно найти приёмных родителей. Им нужно много помощи, но у нас в стране её мало. Посудите сами: если деньги собирают для помощи розовощёкому пупсу, то у людей возникает умиление или жалость. А подросток из детского дома — это не самая приятная картина. Поэтому им сложнее во многих смыслах. Скоро подростки покинут стены детдома, но они ничего не знают и не умеют, им непонятно, что делать дальше. Поэтому фонд специализируется именно на помощи подросткам.

Д.: Это был осознанный выбор. Мы увидели, что 80% выпускников школ приёмных родителей хотят взять в семью малыша, в очередях за младенцами стоят тысячи людей. Но при этом большинство детей в детдомах — подростки старше 12 лет.

Кто к вам приходит? Кто эти приёмные родители, готовые усыновить подростка?

Д.: Мы конечно стараемся сами их привлекать. У нас есть волонтёрская  группа опытных приёмных мам, которые ездят по школам приёмных родителей и рассказывают, как это — принять большого ребёнка в семью. Обычно такие выезды и выступления дают нам приток родителей. Портрет таких родителей: состоявшаяся зрелая семья; возможно, люди уже вырастили кровных детей, и у них появилось осознанное желание помогать. Если у усыновителей младенцев мотивация «Я хочу ребёнка», то у таких людей — «Я хочу помочь».

У нас они получают поддержку. Наша школа приёмных родителей единственная в России специализируется на усыновлении  подростков. Помимо психологов занятия ведут уже состоявшиеся приёмные родители и даже сами подростки, живущие в семьях. Это очень помогает снимать первые страхи: вот он, живой, симпатичный, у него есть мечты и идеи. У людей уходит убеждение, что усыновить подростка для них невозможно.

С.: Добавлю, что часто к нам приходят одинокие женщины, которым возраст не позволяет иметь детей. В 55–65 лет с младенцем на руках уже сложно, но у них есть желание и силы отдавать себя. Такие женщины становятся прекрасными приёмными мамами для подростков — и для девочек, и для мальчиков.

Существует много мифов о приёмном родительстве. Например, что одинокая женщина не сможет усыновить ребёнка, или что многие семьи берут ребёнка из-за денег. Можете поподробнее рассказать про мифы вокруг этой темы?

Д.: У нас в стране вообще мифотворчество развито. Да, есть то, о чём вы сказали. Якобы одинокий человек не может стать приёмным родителем. Или человек, у которого жильё не в собственности. Это всё неправда. Ещё люди боятся, что, если у них есть какие-либо сложности со здоровьем, то это будет ограничением. Это тоже неверно, ограничения касаются только некоторых заболеваний: ВИЧ, Гепатита, туберкулёза, определённых стадий рака.

С.: Есть миф, что усыновление — это безумно дорого и долго. По факту, усыновление бесплатно на всех этапах. Заплатить придётся только за билеты, если вы едете забирать ребёнка из регионов. Обучение в школе приёмных родителей, медицинские обследования — всё это бесплатно, никакой государственной пошлины нет. Некоторые верят, что здорового ребёнка можно усыновить только за деньги. Возможно, где-то и бывают случаи коррупции, но это уголовно наказуемо.

Ещё существует миф, что процесс усыновления может длиться годами. На самом деле, оформление документов займёт три–четыре месяца, большая часть из которых — обучение в школе приёмных родителей. Это быстрее, чем в других странах.

Про подростков рассказывают всякие ужасы, потому что в обществе есть стереотипы о ребёнке из детского дома. Якобы он пьёт, курит и имеет преступное прошлое. К тому же, у него «плохие» гены. Всё неправда: дети бывают всякие, как и в кровных семьях. Я обычно предлагаю задуматься: разве все курильщики, воришки и двоечники — это люди, вышедшие из детдома? Или среди них есть и дети из обычных семей? Все зависит от воспитания. Тем более, так называемых генов алкоголизма или наркомании не существует.

Разумеется, стоит понимать, что могут возникнуть сложности. Все дети из детского дома травмированные. Для этого и нужна школа приёмных родителей и психолог, который будет сопровождать семью.

Д.: Усыновление займёт время, силы и внимание. Но это абсолютно точно не невозможно, даже если речь идёт о подростках. Мы наблюдаем это лично — в сообществе фонда «Арифметика добра» больше 1600 семей. И мы видим, что подавляющее большинство подростков, попавших в семьи даже в возрасте 15–17 лет, получают образование, работают, и их жизнь складывается удачно. В то время как 90% подростков, выпустившихся из детдомов, не социализируются.

Перейдём от мифов к реальности. Как складывается взаимодействие между родными детьми и детьми из детского дома?

Д.: Это зависит от того, как ребёнка подготовят родители. Например, у нас с мужем с момента появления желания усыновить ребёнка и непосредственно до усыновления прошло целых семь лет. Всё это время наша дочь знала об этом, знала, что существуют детские дома. С шести до 14 лет у неё было время, чтобы сформировалось искреннее желание помогать.

А вот если родители договорились между собой, а детям сказать забыли, то могут возникнуть проблемы, ревность. Но она бывает и между родными детьми. Важно, чтобы все были готовы, и тогда в семье будет мир.

С.: Есть неоднозначная на первый взгляд рекомендация: в первое время уделять кровному ребёнку больше внимания, чем приёмному. Звучит парадоксально, но это правильно. Есть и много других нюансов, о которых рассказывают в школе приёмных родителей. Ведь у взрослых есть и опыт, и знания, и поддержка психолога. А у ребёнка будто бы «отбирают» половину родительского внимания. Возможно, в его комнату ещё и подселяют «новенького». Поэтому иногда дети начинают бунтовать, в семье возникают серьёзные разногласия. Мы всегда советуем готовить не только себя, но и всю семью.

В моей семье перед появлением каждого нового приёмного ребёнка шла активная подготовка. Все посещали психолога, мы с детьми всё проговаривали: как будет распределено внимание, что поменяется, у кого какие права и обязанности.

С родителями и детьми всё теоретически понятно. Но есть ещё бабушки и дедушки. Как проходит адаптация у старшего поколения? 

С.: У всех по-разному. Не так много, как хотелось бы, но есть принимающие бабушки и дедушки. Например, мои родители относятся к приёмным детям, как к своим внукам. К сожалению, бывают и те, кто категорически отказывается принимать.

Д.: У нас так и было. Когда мы сообщили моей маме, что усыновляем ребёнка, реакция была: «Вы с ума сошли». Разумеется, за этим стоит страх за благополучие своих детей и внуков. Мама мужа тоже отреагировала с тревогой. Так получилось, что мы поехали за младшей дочкой вместе с ней. По дороге у неё чуть не случился сердечный приступ, но, когда она взяла ребёнка на руки, всё прошло. Это было очень показательно.

Люди, особенно старшее поколение, боятся неизвестности. Для них детские дома ассоциируются с заборами, болезнями, «дурными генами» и непонятным ужасом. Но, когда они начинают общаться с конкретным ребёнком, все налаживается.

Если вашему фонду захочет помочь подросток? Как это сделать?

Д.: Например, он может делать поделки, которые мы продаём на благотворительных ярмарках. Ещё нам нужны волонтёры для наших крупных мероприятий, которые мы проводим для приёмных семей дважды в год.

Как развиваются школы приёмных родителей в России?

С.: Законодательно ввели обязательное посещение школы приёмных родителей в 2012 году. Раньше это было необязательно, опека могла только посоветовать туда пойти, но далеко не всегда. О существовании школ люди узнавали случайно. И это плохо, никакой подготовки не было, люди могли не понимать, на что идут. К сожалению, из-за недостаточной подготовки и сопровождения и происходят возвраты детей, возникает так называемое вторичное сиротство. Это очень травмирующая ситуация для ребёнка.

Д.: Школа приёмных родителей — однозначно положительное явление. Люди получают теоретические знания и практические навыки,  через ролевые игры прорабатывают разные ситуации.

Но есть и другая проблема. Родители, прошедшие школу, становятся самыми образованными людьми в процессе усыновления. Аналогичную подготовку не получают органы опеки, воспитатели в детдомах, другие сотрудники сферы защиты детства. Если уж сделали один шаг, то хорошо бы сделать и второй — обучать специалистов. Все бы от этого выиграли.

С.: До недавнего времени у нас не готовили кровных родственников, берущих под опеку ребёнка. Хотя им тоже нужна помощь: в семью приходит травмированный ребёнок, все усугубляется общим переживанием потери, такими семейными скелетами в шкафу. Между тем, половина возвратов приходятся на родственников, которые не справились. Это грустная статистика.

Как вы считаете, меняется ли отношение к приёмным детям в обществе?

С.: К детям меняется, к родителям — нет.

Д.: Ситуация изменилась в 2012, когда приняли закон «Димы Яковлева». Тема сиротства стала открытой. Люди стали говорить о том, что помочь сиротам можно, только забирая их в собственные семьи. По моим ощущениям, сложилась поддерживающая атмосфера. Но в один момент, примерно в 2017, стали звучать нехорошие истории: в какой-то семье с ребёнком жестоко обращались, были изъятия детей из семей. СМИ громко рассказывали об этом, и многие стали считать, что в эту тему люди идут либо ради денег, либо они совсем «отмороженные».

Правда в том, что ни один человек не берёт ребёнка, чтобы его избивать или делать ему плохо. Детей берут, чтобы любить и воспитывать. Но, к сожалению, бывает так, что люди не справляются. Тут опять возникает вопрос недостаточной подготовки. Взрослый не понимает причин плохого поведения ребёнка и не может справиться с его эмоциями. Рядом нет хорошего психолога, который может помочь. Если бы у родителя была качественная подготовка и сопровождение, он бы знал, как себя вести и куда обращаться. Но очень часто пойти за помощью некуда. Особенно плохо с поддержкой в регионах.

Вы говорите, что отношение к детям и родителям разное. Как это?

С.: Детей жалеют. С родителями наоборот.

Д.: Справедливости ради, есть и большой круг поддерживающих людей. Но некоторые называют приёмных родителей героями. Это тоже неправильно. Человек может подумать: «Я же не герой, поэтому не смогу забрать ребёнка». Получается другая крайность. Нужно, чтобы люди знали, что помочь может самый обычный человек. Усыновление это не подвиг, это норма жизни.

Есть ещё что-то, о чём вам важно рассказать?

С.: Мы создали видео-курс «Ликбез по приёмному родительству». Многие хотят усыновить ребёнка, но не знают, по силам ли им это. У людей нет информации, как всё устроено, что это за дети. Именно для них наш курс. В нём 16 видео по 15 минут. Мы рассказываем, какие особенности у детей из детдома, как устроена система, с какими сложностями можно столкнуться, какие есть мифы в этой теме. Там же мы рассказываем, как можно помочь детям, если вы всё же не решитесь на усыновление. Курс можно найти на нашем сайте и на YouTube. Благодаря нему люди смогут принимать решение, владея всей информацией.

Д.: Также у фонда есть библиотека художественных и публицистических книг, которые помогают примерить на себя роль приёмного родителя. Мы помогаем людям понять, подходит ли им этот путь. Ведь лучше прочитать книгу и отказаться от этой идеи, чем взять ребёнка и не справиться.

Большое спасибо!

Материал подготовлен при поддержке

Вам может быть интересно