Автор

Инклюзивное образование в России: где искать поддержки, кроме школ?

Инклюзивное образование в России: где искать поддержки, кроме школ?

Вопрос об инклюзивном образовании, конечно, требует особой подготовки учителей. Но помимо школьного вопроса есть довольно много возможностей. По обе стороны: у тех, кого она касается напрямую, всё больше ресурсов, а у тех, кто рядом – возможностей узнать, понять, разобраться, как строить отношения с миром. Здесь много сосредоточено вокруг библиотек, книжного мира: ведь это самая доступная коммуникация! Несмотря на то, что, по первому впечатлению, именно слабовидящим и слабослышащим книги становятся недоступны. А вот нет. Книга – это ведь гораздо больше, чем текст, напечатанный на бумаге. Это ведь разговор автора с читателем. Так что книга может быть и голосом, и историей в картинках, и почти мультфильмом или почти театром – да много чем!

Так, в Российской государственной библиотеке для слепых (проект «Точка зрения», Москва), и в Государственной специальной центральной библиотеке для слепых и слабовидящих (Санкт-Петербург) фонды включают:

  • книги и периодику с укрупнённым шрифтом, шрифтом Брайля, рельефной графикой, тактильными иллюстрациями, 3D-моделями;
  • аудиокниги и аудиоэкскурсии;
  • фильмы с тифлокомментариями;
  • встречи с писателями – и многое другое.

В Новосибирске открыли выставку картин для слабовидящих со звуками и запахами. 

Создаются тактильные книги, как это делает Александра Федорченко из Санкт-Петербурга. Реальность таких книг – из коры, меха и других материалов.

В Свердловской областной библиотеке для слепых в 2017 году вышло сразу две версии книги современной писательницы Елены Ленковской «Сокровища Рифейских гор» – одна шрифтом Брайля, другая – в  аудиоформате. Книга стала событием: это лауреат Всероссийского конкурса для детей и юношества «Книгуру» (сезон 2013 года). А сам конкурс знаменит тем, что если длинный и короткий списки формируют взрослые эксперты, то лауреатов выбирают уже читатели: дети 10-16 лет. 

Российская Государственная библиотека для молодёжи проводит лекции по языку жестов.

В Санкт-Петербурге в 2019 году «Команда С.Л.У.Х.» выпустила первый в России графический роман о суперспособностях глухих детей. Идея комикса разработана Аллой Маллабиу и Зоей Бойцовой – основателями общественной организации «Я тебя слышу». 

В общем, книжное пространство оказалось куда вместительнее, чем мы думали. А сами книги продемонстрировали свойство объединять. Книги в обзоре ниже – и о тех, кто отличается от других, и ПРО них. 

«Кротик Макс», Роджер Ринер

Первая в России ароматно-тактильная книга помимо ароматов растений и плодов содержит ещё тактильные объекты: шершавую поверхность дерева, камней, грубой верёвки, нежные куриные пёрышки, гладкую упругость мяча, отпечатки следов животных. Это всё – в историях-загадках: читателю нужно будет пройти небольшой квест, чтобы спасти цыплят. В общем, тут есть, что почувствовать и над чем подумать. Ну, и бархатная обложка с тиснением – для полноты чувств. 

 

Серия «Козлик Чарли», Роджер Ринер, Патрик Меттлер

Ароматные книжки о козлике Чарли стали на российском рынке каноническими для слепых и слабовидящих малышей. Истории о путешествиях забавного козлика  – на лугу, в лесу, в заснеженных Альпах, и даже вокруг света – как бы рассказываются на трёх языках: привычном языке слов и картинок, и – если читатель плохо видит или по какой-то ещё причине не может читать – на языке запахов.  

 

«Крокодил, который не любил воду», Джемма Мерино

Тема инаковости знакома многим. Всем хочется, чтобы вы укладвались в некие представления – всё равно о чём. Но мало ли, почему кто-нибудь не такой, как все! Может, ему страшно. Может, не может. Может, прямо сейчас не хочет. А может, у него другие планы! 

Тоже ароматная книга Джеммы Мерино о маленьком крокодиле, который не любил плавать, а был знатным древолазом. А уж в чём заключается крокодилистость – предстоит додумать уже самому читателю. 

 

«Музыка моего дятла», Анна Анисимова

Маленькая героиня Анны Анисимовой не видит, но её окружает любящая семья – и всё превращается в игру. Прятки, жмурки, выдуманный слон, поход в зоопарк с папой, который рассказывает и даёт потрогать – каждый день игра и веселье. Более взрослый читатель прочтёт между строк, что реальность совсем не так прянична, но любовь всё-таки творит чудеса. Важный акцент: девочка, с которой подружилась героиня на площадке, не видит никаких проблем в общении. Она охотно помогает, объясняет, показывает, и только вмешательство бабушки делает проблему там, где её, в общем, нет. 

А ещё маленькая героиня изучает шрифт Брайля. Вместе с читателем.

Очень нежная, забавная книга с прекрасными иллюстрациями Юлии Сидневой. 

 

«Песня для кита», Лин Келли

Айрис 12 лет, она учится в научном классе. С одноклассниками объясняется письменно или языком жестов. Учительнице мисс Конн кажется, что Айрис плохо соображает, хотя дело обстоит с точностью до наоборот: у самой мисс Кон неважно с воображением. (А одноклассникам не хватает знания языка жестов). Айрис очень наблюдательна. И усвоила очень много способов общения. И ещё у неё острое чувство сопереживания. Поэтому когда она узнаёт про одинокого кита Синего-55, который “слышит” только песни своих сородичей (а больше их не слышит никто), у неё появляется цель: найти его и спеть для него песню. 

 

«День глухого кита», Кристина Стрельникова

История о мальчике, который разбил любимый чайник своей тёти и в результате скандала оглох – не столько о глухоте. Точнее, не столько о глухоте физиологической. Дело, пожалуй, в том, что в семье никто не слышит друг друга. С первых же строк понятно: мир взрослых и мальчика не пересекаются, они не слышат его, он – их. Скандал из-за чайника, скорее, жёсткое требование: «Ты обязан нас слушать, а мы тебя нет. Мы – взрослые». Так что глухота мальчика, хотя она совершенно реальна, ещё и метафорична: он не хочет слышать реальность, которая так категорично сообщает: «ты ничего не значишь». А вот найдёт ли семья способ слышать друг друга вместо параллельного существования?

 

Серия «Рико и Оскар», Андреас Штайнхёфель 

Рико и Оскар – лучшие друзья. Один путает право и лево, глубоко задумывается о самых простых вещах и приходит к удивительным выводам (и ещё боится потеряться в городе), второй – гений, никогда не снимает велосипедного шлема. Потому что мир слишком агрессивен. А вот вместе эти двое не только находят общий язык, но и раскрывают преступления. Полиция в изумлении, читатель тоже, а дело простое: дружба помогает справиться с чем угодно. Было бы желание понять друг друга. 

В цикле: 

Рико, Оскар и тени темнее тёмного

Рико, Оскар и разбитое сердце

 

«Шпион и лжец», Ребека Стед

12-летний Джордж, над которым смеётся весь класс, переезжает с семьёй на новое место. И тут же оказывается втянут в слежку и какие-то тёмные шпионские расследования. Председатель шпионского клуба – Верней, очень странный парень из очень странной семьи. В которой главная странность: никто ни с кем не ссорится. Ну ладно, почти. И ещё Верней не ходит в школу. И брата его зовут Голубь. Он себя сам так назвал. Что вообще здесь творится? 

Та же идея, что в «Рико», даже декорации похожи: там детектив, и тут тоже детектив, но уже не криминальный, а шпионский. И речь тоже о принятии себя и умении правильно использовать то, что дано от природы. Ведь если где-то убыло, где-то и прибыло, верно? Но тут всё так по-шпионски! До самого конца непонятно, у кого на самом деле мозги набекрень.

 

«Умник», Мари-Од Мюрай

17-летний Клебер забирает из приюта своего брата – 22-летнего Умника. Интеллект Умника навсегда останется на уровне четырёх лет. Но разве это причина держать его в приюте, а не дома, с семьёй? Отец считает, что причина. Мамы давно нет. Она, кстати, завещала кое-какие деньги Клеберу. Так что Клебер, прикинув, что начать самостоятельную жизнь рановато, но можно, ищет съёмную квартиру для себя и брата. И находит. Комнату. В квартире, где на паях снимают жильё четверо студентов. Не то, чтобы они в восторге от соседей, но им очень нужна финансовая поддержка. И оказывается, что жить можно. И даже неплохо можно жить!

Посмотрим на ситуацию спокойно. Сколько вполне нормальных людей и неряшливы, и глуповаты, и совершают не ахти какие логичные поступки – мы видим, как каждый из соседей по общежитию в какой-то момент не так уж сильно отличается от Умника. 

Так в чём на самом деле проблема? Не в том ли, что мы слишком любим мыслить схемами и использовать набор готовых решений, когда можно принять своё? 

Ладно, на самом деле это просто очень смешная книжка про то, как важно быть добрым.

Мари-Од Мюрай мастерски пишет смешные книги о серьёзных и даже страшных вещах. Просто потому, что сама знает, что в жизни почём. А умение замечать хорошее и смешное – её главное оружие в битве с неприятностями. 

 

«О Стивене Хокинге, чёрной дыре и подземных мышах», Катажина Рырых 

Может ли быть смешной книга, в которой один из главных героев прикован к постели? А жизнеутверждающей? Вы знаете, может. Брат девятилетнего Пётрека – инвалид-изобретатель, и, кажется, гений, а вот сам Пётрек что ни день, излагает ему очередную проблему: и так не был особо популярен, ещё и схлестнулся с главным угнетателем слабых. И новенький привязался какой-то странный. 

Довольно быстро начинаешь задаваться вопросом: кто же здесь главный герой? Пётрек, рассказывающий эту историю с его подкроватной Чёрной дырой и Подземными Мышами? Или всё-таки его брат Стефан? Добавьте фамилию – Ястребовски. Ну как, видите параллель? Ну конечно, перед нами Стивен Хокинг! Точнее, такой же, как он, герой.  Жизнь этого юноши показывается как бы вторым планом, но всё больше читается между строк – и вот уже перед нами как минимум два главных героя и до глубины души трогающий финал. 

Удивительно яркая, тёплая, ироничная история о любви, обретении себя и друга, и о той силе души, которую ничему не одолеть. 

 

«Встречи по средам, или Тётя Гульда говорит “Бежим!”», Сильвия Хайнляйн 

Тётя Гульда, к которой так любит приходит по средам Сара – и впрямь со странностями. Да и не только она, все её соседи по общежитию как на подбор: чего стоит один Хорст, – его подушку зовут Викторией, он с ней разговаривает и верит, что это заколдованная принцесса. И рисует ангелов. 

А ещё тут играют в вопросы-ответы – это когда если не отвечаешь на вопрос, нужно сделать что-нибудь странное: например, станцевать на столе или просидеть весь вечер с перчатками на ушах. Но если серьёзно, это единственное место, где Сару слушают, а не заставляют воплощать чей-то (но не её) план. Например, мамин. Мама Сары очень, очень, ну просто очень любит, чтобы всё шло по её плану. Она всегда всё делает правильно, знает, как для кого лучше – и с какой стати ей будут возражать? 

Странно ли, что Сара с тётей Гульдой решаются на побег? Сара хочет отстоять своё право общаться с кем сама выбирает. Тётя Гульда – вернуть самостоятельность, которой её никто на самом деле и не лишал. Это просто Сарина мама, её сестра, решила, что может распоряжаться одна за всех. 

При всей своей ироничности история-перевёртырщ ставит серьёзные вопросы: об ограниченности и отсутствии фантазии, о косности и желании диктовать свою волю, о личных границах – и о смелости отстаивать то, что считаешь правильным. 

 

«Чудо», Ракель Джарамилло Паласио

Повесть о пятикласснике Августе Пуллмане давно уже стала легендарной, разлетелась на цитаты и продолжает согревать даже самых безразличных людей. Редкая генетическая ошибка сделала отличного мальчишку человеком без лица – но доброта и любовь сделали его отличным мальчишкой. 

Марктвеновский эпиграф «Доброта — это то, что может услышать глухой и увидеть слепой» – определяет всю эту историю. 

 

«День числа Пи», Нина Дашевская

Лев Иноземцев видит цвета цифр, слышит музыку цвета и очень остро реагирует на любые перемены – даже (особенно) в мелочах. Но не видит, что его слова и поступки как-то связаны с чувствами других людей. По-доброму ироничная повесть (две повести) Нины Дашевской – о том, что все мы нужны друг другу. Однажды кто-то оказывается ближе других, и с этого момента начинается желание понять другого. А уж оно исправит если не всё, то очень многое. 

Материал подготовлен при поддержке

Автор

Вам может быть интересно